16:01 

Шедевры живописи

Рина Дзене
Как утомляет симулировать нормальность... (с)
Седлаю любимую лошадь. На сей раз - в прямом смысле.

ПЯТЬ "ПЕРЕХОДОВ"

214 лет назад, 6 мая 1800 года, началась Вторая Итальянская кампания Бонапарта, ознаменованная легендарным переходом французской армии через Альпы. Год спустя Жак Луи Давид увековечил это событие, написав большой портрет генерала на вздыбленном коне на краю обрыва.

Сегодня эта картина - одна из самых известных в иконографии Наполеона. Правда, именуют ее кто во что горазд:
- Наполеон на перевале Сен-Бернар
- Бонапарт на Сен-Бернарском перевале
- Переход Наполеона через перевал Сен-Бернар
- Переход Наполеона через Альпы
- Бонапарт, пересекающий Альпы и т.д.
Оригинальное название - «Первый Консул переходит через Альпы на перевале Гран-Сен-Бернар»
(Le Premier Consul franchissant les Alpes au col du Grand-Saint-Bernard).


Как уже отмечено, известен этот хрестоматийный портрет практически всем, но внимательные люди нет-нет да и задаются вопросом: почему на многочисленных репродукциях он выглядит неодинаково? То плащ другой, то масть лошади другая, то цветовая гамма не та…
Ответ, как водится, лежит на поверхности. Свои работы художники нередко «размножали». А поскольку копировальной техники в их распоряжении еще не было, то делать это приходилось вручную, отчего в дубликатах, естественно, наблюдались различия, иногда достаточно серьезные. Вот и Давид переписывал «Переход» несколько раз. Поклонники наполеоновской эпохи не всегда сходятся во мнениях, выясняя - сколько именно. Кто-то насчитывает всего два варианта, кто-то - три, кто-то - четыре...
Однако их все-таки пять.
Пять разных полотен, представляющих собой одну и ту же картину.

Версия №1 (1801 г.)
Пегий конь, косящий безумным глазом. И странно диссонирующее с ним лицо всадника - очень трогательное, то ли детское, то ли женственное. Все пронизано рассеянным золотистым светом. Линии мягкие, переходы плавные. При этом каждый сантиметр выписан с абсолютной тщательностью. Даже солдаты на заднем плане наделены выразительной мимикой. Текстуры просто чудо. Шкура коня, шерсть плаща, кожа, металл - словно натуральные. Классический образец академизма.
Заказчику картина в целом понравилась, поэтому он потребовал еще несколько штук, а эту подарил своему старшему брату. До 1812 года полотно находилось в Мадриде, а когда Жозеф отрекся от испанского престола и уехал в Америку, то взял картину c собой. Сейчас она находится в Мальмезоне.
(3394х4134, 1,4 Мb)



Версия №2 (1801 г.)
Так сказать, «зимний вариант». Горы покрылись снегом, тучи потемнели и потяжелели, теплые лучи солнца сменились отблесками ледяных вершин, цвета резкие и контрастные. Главный герой переоделся. Причем вместе с конем. ))) Детскость и женственность исчезли, зато появилась ехидная ухмылка. Конь тоже уже не дикий, а, скорее, лихой (и вообще, теперь это кобыла, да-да). Солдаты явно утратили свою значимость, они изображены гораздо схематичнее.
Написана для дворца Сан-Клу, там и висела. В 1814 году была перевезена прусскими войсками в Берлин, где Блюхер передал ее королю. По сей день находится в столице Германии, во дворце Шарлоттенбург.
(2024х2380, 1 Мb)




Версия №3 (1802 г.)
Самый прилизанный вариант. Пейзаж холоден, несмотря на то, что снег вновь почти «растаял». Армия еще менее заметна. На первый взгляд кажется, что генерал один. Прекрасен, как тысяча богов - из всех версий он здесь самый красивый - но нет больше ни ранимости, ни ироничности, только настороженность. Конь (снова конь, но уже серый в яблоках) - будто выступает на арене цирка. Текстуры растворились, слились в одну, так что и сапожки, и лосины, и пояс, и даже развевающийся плащ кажутся пластиковыми.
Написана для Библиотеки Дома Инвалидов. После Реставрации более 20-ти лет хранилась на складе. В 1837 году по распоряжению Луи-Филиппа была внесена в экспозицию музея Версальского дворца.
(3972х4695, 9 Мb)




Версия №4 (1803 г.)
Практически полностью идентична предыдущей. Разницу в насыщенности цвета можно было бы счесть за огрехи полиграфии, однако внимательное изучение деталей пейзажа, расположения прядей конской гривы и хвоста и прочих малозаметных мелочей убеждает, что перед нами действительно другое полотно. Выискивать эти различия, кстати, весьма увлекательное занятие…
Долгое время находилась в столице Цизальпинской республики Милане. В 1816 году попала в число предметов искусства, подлежащих реквизированию в пользу Австрии. Однако миланцы упорно не желали отдавать картину. Только в 1834 ее перевезли-таки во дворец Бельведер в Вене.
(1280х1524, 369 Кb. Если кто найдет лучшего качества - буду очень благодарна)




Версия №5 (1804 или 1805 г.)
Некоторые исследователи склонны считать ее работой учеников Давида, несмотря на то, что картина подписана. Пропорции слегка нарушены, прорисовка очень небрежная, фон плоский и грубый. Но главные изменения претерпел центральный персонаж. И дело даже не в том, что масть лошади и цвет плаща опять поменялись, а шляпа обзавелась гламурненьким кантом. Конь словно вот-вот рухнет на бок, поза всадника из героической превратилась в неловкую и скованную, а уж лицо… Просто другой человек.
Эта версия оставалась у Давида до самой его смерти. В 1850 году дочь художника предложила ее будущему Наполеону III, который поместил картину в Тюильри. В 1979 году полотно передали в музей Версальского дворца. Теперь они там вдвоем с версией № 3.
(2432х3000, 2,1 Мb)



В «неисторичности» и «приукрашивании действительности» Давида активно упрекают все, кому не лень, уже добрые два века. На сетевых ресурсах тоже регулярно встречаются ироничные комментарии: мол, на самом деле Первый Консул пересекал Альпы не на горячем жеребце, а на смирном муле, которого, к тому же, вел под уздцы проводник. Вот, картина Поля Делароша 1850 года реалистично воспроизводит ситуацию... Да, все верно. Странно только, что современников «Перехода», посещавших салоны, где он выставлялся (иногда в нескольких экземплярах сразу), эта неисторичность почему-то не смущала. А ведь среди них были и те, кто лично участвовал во Второй Итальянской кампании и видел все собственными глазами. Может быть, дело в том, что зрители того времени лучше понимали значение слов «символ» и «аллегория» и не ставили знака равенства между ними и репортажем? Творение Жака Луи Давида - это не зарисовка с места событий и даже, по большому счету, не портрет конкретного человека (который, к слову, ни в одном из случаев не позировал художнику). Это портрет эпохи, образ времени - в том виде, в каком его воспринимал автор. И то, как это восприятие менялось, очень хорошо прослеживается от версии к версии. Поэтому даже жаль, что полотна разбросаны по разным музеям. В идеале, они должны находиться рядом. Поскольку являются единым целым и только вместе составляют полную картину.

Даты и данные о местонахождении - из англоязычной Вики.

PS: Можно быть уверенным, что, создавая эту своеобразную галерею, Давид все же пользовался какими-то техническими приспособлениями, позволявшими максимально точно повторять изображение. Одним мастерством художника тут не обойдешься, каким бы высоким оно ни было. Даже копируя по так называемой «сетке», практически невозможно добиться идеальной точности. В данном же случае как минимум четыре экземпляра выглядят буквально результатом фотошопа. Интересно было бы узнать, как это достигалось.

@темы: живопись, история, познавательное, я не умная - я просто так выгляжу

URL
Комментарии
2015-09-04 в 06:09 

Замечательно, спасибо!

URL
   

СЕВЕРНАЯ АТЛАНТИДА

главная